Close
Логин:  Пароль: 
Поиск на форуме:
Расширенный поиск
Журнал «Справочник эколога»
buhgalter-info.ru
kadrovik-info.ru
sekretar-info.ru
economist-info.ru

В ближайшую неделю никто не празднует день рождения.

Посмотреть все


Вы можете выбрать другой город для информера

Судебная практика по делам об административных правонарушениях при обращении с отходами: выводы и размышления

Статья была опубликована в журнале «Справочник эколога» № 10 октябрь 2017.
Все права защищены. Воспроизведение, последующее распространение, сообщение в эфир или по кабелю, доведение до всеобщего сведения статей с сайта разрешается правообладателем только с обязательной ссылкой на печатное СМИ с указанием его названия, номера и года выпуска.

Ключевые вопросы

Представление всесторонних доказательств наличия правонарушения

Малозначительность правонарушений. Возможности снижения штрафов

Переквалификация административных правонарушений

Передача отходов лицу, не имеющему лицензии. Лицензирование деятельности по обращению с отходами I–IV классов опасности

 

 

Более двух лет назад мы рассказывали об особенностях применения ст. 8.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях[1] (в ред. от 29.07.2017; далее — КоАП РФ). Сегодняшний материал, посвященный судебной практике последнего времени, призван дополнить и проиллюстрировать нашу статью, показать актуальные тенденции правоприменения. Кроме правонарушений, ответственность за которые установлена ст. 8.2 КоАП РФ, рассмотрим и некоторые другие правонарушения при обращении с отходами.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ВСЕСТОРОННИХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НАЛИЧИЯ ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Прежде всего напомним, как формулируется ст. 8.2 КоАП РФ:

 

Извлечение
из КоАП РФ

Статья 8.2. Несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления, веществами, разрушающими озоновый слой, или иными опасными веществами

Несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при сборе, накоплении, использовании, обезвреживании, транспортировании, размещении и ином обращении с отходами производства и потребления, веществами, разрушающими озоновый слой, или иными опасными веществами влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

 

Как мы отмечали в нашем материале, при рассмотрении дел, связанных с соблюдением требований ст. 8.2 КоАП РФ, надзорные органы должны представить все доказательства того, что нарушение имело место[2]. Согласно ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными КоАП РФ, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями свидетелей, заключениями экспертов, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами. Кроме внешних признаков нарушений требований при обращении с отходами, должны быть доказательства наличия самих отходов и/или операций по обращению с отходами.

Но не всегда контролирующие органы утруждают себя поиском доказательств правонарушений. А порой и выдумываются несуществующие правонарушения. Приведем красноречивый пример на эту тему. В данном примере также примечательно наказание, назначенное после изменения законодательства.

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

1. В отношении Общества в ноябре 2014 г. Департаментом природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы проведена проверка соблюдения природоохранного законодательства, по результатам которой выявлены следующие правонарушения:

1) в проекте нормативов образования отходов и лимитов на их размещение (далее — ПНООЛР) и в документе об утверждении нормативов образования отходов и лимитов на их размещение (далее — документ об утверждении НООЛР) не учтены два вида отходов: «всплывшие нефтепродукты из нефтеловушек и аналогичных сооружений» и «отходы (шлам) при очистке сетей, колодцев дождевой (ливневой) канализации»;

2) не представлены паспорта опасных отходов для двух вышеуказанных видов отходов;

3) не представлен Порядок осуществления производственного контроля в области обращения с отходами (далее — ППК), согласованный с органами исполнительной власти[3].

Государственный инспектор, проводивший проверку, в марте 2015 г. тремя постановлениями (за каждое выявленное нарушение) привлек Общество к административной ответственности по ст. 8.2 КоАП РФ, назначил штраф по 150 000 руб. за каждое из правонарушений.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 30.09.2015 постановления должностного лица были изменены: назначено одно административное наказание в виде штрафа в размере 150 000 руб., но в остальной части жалоба Общества не была удовлетворена.

В октябре 2016 г. Общество подало повторную жалобу, дело было возвращено на новое рассмотрение, во время которого Общество обратило внимание на следующие важные обстоятельства.

Прежде всего, материалы дела не содержат доказательств фактического выявления в процессе деятельности Общества указанных видов отходов. Как заявил в суде представитель Общества, эти отходы в хозяйственной деятельности Общества не образуются, что подтверждает документ об утверждении НООЛР, утвержденный Департаментом Росприроднадзора по ЦФО.

Суд отметил, что согласно акту проверки и протоколу об административном правонарушении перечень образующихся видов отходов определен государственным инспектором «в ходе изучения документов и процесса хозяйственной деятельности Общества». В своем решении суд указал, что, исходя из презумпции невиновности (ст. 1.5 КоАП РФ), орган, проводящий проверку, обязан установить факт образования конкретных отходов и представить доказательства фактического образования отходов, полученные в соответствии с процессуальными нормами.

Доказательствами могут быть в том числе протоколы осмотра помещений, территорий и находящихся там вещей и документов, протоколы взятия проб и образцов, экспертиза взятых проб.

Подобные доказательства наличия выявленных видов отходов в материалах представлены не были. Соответственно, Общество было обязано составлять паспорта только для тех отходов, которые образуются в процессе его деятельности. Таким образом, факты первых двух правонарушений судом подтверждены не были.

Что касается третьего правонарушения, выводы государственного инспектора об отсутствии ППК не соответствуют действительности, т.к. на момент проведения проверки у Общества имелся ППК (хотя и не согласованный с органами исполнительной власти). Но самое главное — постановление по этому правонарушению было вынесено в период, когда норма об обязанности представления ППК утратила силу[4], т.е. Общество было привлечено к ответственности за нарушение обязанности, которая на момент рассмотрения дела не была законодательно установлена.

Согласно ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение или иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.

Решение суда: постановления должностного лица были признаны незаконными и отменены (см. Решение Преображенского районного суда г. Москвы от 19.12.2016 по делу № 12-2182/2016).

 

Можно было бы порадоваться за Общество, но обратим внимание на то, что весь процесс — от факта обнаружения несуществующих правонарушений до принятия решения — занял два года. Сколько времени и сил потратили руководители и работники Общества — только им ведомо. Возможно, чем больше подобных дел со справедливым решением будет выиграно, тем меньшим будет желание у других государственных инспекторов выискивать мнимые правонарушения.

Что касается третьего правонарушения, то, хотя этот пример иллюстрирует устаревшие нормы права, он может быть весьма поучительным. В последние годы процесс нормотворчества и изменения экологического законодательства стал настолько непрогнозируемым, что, вероятно, еще не раз будут назначены административные наказания за несоблюдение измененных к моменту вынесения постановлений норм права.

Вот еще один пример, связанный с тем, что административный орган не смог представить необходимые доказательства совершенного правонарушения в области обращения с отходами. Данный пример больше свидетельствует о некомпетентности государственного инспектора, чем о его злом умысле.

 

[1] Прохоров И.О. Административные правонарушения при обращении с отходами: особенности применения ст. 8.2 КоАП РФ и возможности дифференциации административной ответственности // Справочник эколога. 2015. № 4. С. 49–66 (profiz.ru/eco/4_2015/8.2_KoAP) (далее — Прохоров И.О. Справочник эколога. 2015. № 4).

[2] Прохоров И.О. Справочник эколога. 2015. № 4. С. 57.

[3] На момент проверки действовала норма ст. 26 Федерального закона от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» (далее — Федеральный закон № 89-ФЗ) о необходимости разработки и согласования ППК.

[4] В соответствии с п. 3 ст. 3 Федерального закона от 21.07.2014 № 219-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об охране окружающей среды" и отдельные законодательные акты Российской Федерации» с 01.01.2015 производственный контроль в области обращения с отходами стал составной частью программы производственного экологического контроля.

© 2006—2017, ООО «Профессиональное издательство» — издательство журнала «Справочник эколога».
Воспроизведение, последующее распространение, сообщение в эфир или по кабелю, доведение до всеобщего сведения материалов с сайта разрешается правообладателем только с указанием гиперссылки на данный сайт, если не указано иное.